Свободный голос. Горловое пение. Цикл обучающих семинаров

Что такое «Свободный голос»:

Треть от впечатления, создаваемого человеком, приходится именно на свойства голоса. Голос действует на собеседника сильнее всего, поскольку влияет на его подсознание. Голос обнаруживает личность человека, и освободить голос — значит освободить личность.

В программе курса:  осознание и проработка голосовых зажимов, освоение техник расслабления и горлового массажа, расширение диапазона звучания, горловое пение, работа с внутренними состояниями.

Тренинги основаны как на современных западных и отечественных техниках, так и на традиционных практиках Востока. Тренировки голоса улучшают такие параметры, как тембр, выносливость, силу, диапазон, произношение, повышают стрессоустойчивость, придают голосу притягательные свойства.

Результат тренингов — свободное владение голосом, нахождение своего стиля, избавление от страхов публичного выступления, умение произвести приятное впечатление и удерживать внимание аудитории в течение длительного времени.

Рекомендовано бизнесменам, преподавателям, руководителям, психологам, предпринимателям, юристам, всем, чья деятельность связана с коммуникациями, актерам, певцам, и всем желающим свободно и уверенно владеть своим голосом.

Курс включает в себя 4 двухдневных сессий (общая продолжительность 80 часов), по выходным дням, с периодичностью приблизительно 1 раз в месяц. За подробным расписанием обращайтесь на страницу Расписания -> Личностный рост.

Тренеры: Трусов В. П.

По окончании курса может выдаваться накопительный сертификат ППЛ.

Тувинское горловое пение

Горловое пение — уникальный вид искусства, присущий лишь некоторым народам Саяно-Алтайского региона — тувинцам, алтайцам, монголам, а также проживающим в европейской части России башкирам. Уникальность этого искусства заключается в том, что исполнитель извлекает сразу две ноты одновременно, образуя таким образом своеобразное двухголосное соло.
Первые письменные источники описания искусства горлового пения встречаются в литературе с середины 19 века. Естественно, что столь своеобразное искусство вызывало у европейцев, воспитанных в совершенно других музыкальных традициях, по меньшей мере удивление. Вот как описал, например, услышанное в Туве горловое пение этнограф Е.К. Яковлев: «Своеобразное впечатление, производимое «пением без слов», не передается словами. Это пение называется горловым ­ — «кумайлер» (т.е. «хоомейлээр») и слагается «из целой гаммы хрипов». Певец вбирает в себя столько воздуха, сколько могут вместить его легкие, и затем начинает «извлекать какие-то странные урчащие хрипы из глубины внутренностей», непрерывность и длительность которых всецело зависит от его умения управлять диафрагмой. За сим следует новый глубокий вдох и продолжение «таинственных звуков, сопровождающихся аккомпанементом на двухструнном топшулурме» — инструменте, состоящем из длинного грифа и кузова с полой, обтянутой пузырем, далекой, до тех пор, пока они не обрываются певцом сразу, совершенно неожиданно для слушателя, без какого-либо тонического и ритмического конца, так что ко всему этому последованию «таинственных звуков, казалось бы, нельзя применить название мелодии».
По мнению большинства специалистов, тувинское горловое пение — хоомей — заметно отличается от аналогичного искусства алтайцев, бурятов и монголов, прежде всего, большим разнообразием стилей. Основными считаются 5 стилей — каргыраа, хоомей, сыгыт, эзенгилээр, борбаннадыр, кроме того, существуют несколько разновидностей — думчуктар (новализация), хоректээр (петь грудью), хову каргыраазы (степное каргыраа).
О происхождении разных видов тувинского горлового пения сохранились в народе легенды и предания. Так, одна из легенд гласит, что в незапамятные времена стиль каргыраа бытовал среди верблюдоводов. Каргыраа возник как подражание голосу верблюдицы: когда верблюжонок умирает, верблюдица скачет, издавая звуки, схожие с каргыраа.
Сам термин каргыраа, как нам представляется, имеет звукоподражательную основу, обозначающую хрип или звуки, похожие на хрипение. Например, в современном тувинском языке существует звукоподражательный глагол каргыраар (каргыра), имеющий значение:
1) хрипеть, издавать хриплые звуки,
2) бурлить (при кипении, например, каши)
Сравним также «карк» — подражание звуку, издаваемому вороной.
Происхождение термина «хоомей» трактуют по-разному. Некоторые связывают его с названием искусства звукоподражания, особой манерой звукоизвлечения «хоолээр», что означает гудеть или производить звук, похожий на гудение, другие — с тувинским названием глотки, гортани хоо, хоозу.
В монгольском языке также существует слово «хоомий», означающее горло, носоглотка, горловое пение. Весьма возможно, что термин заимствован монголами у тувинцев.
Стиль хоомей акустически связан с тяжелым, низким, жужжащим звуком крайне низких частот. Обычно само звучание в стиле хоомей представляется важнее поэтического текста. В отличие от пения монголов, тувинский хоомей может исполняться без текста, или с текстом жанра колыбельных песен. Для тувинской музыки древности это достаточно существенный момент.
У тувинцев существует предание, что юноша-сирота жил в течение трех лет в одиночестве, у подножия скалы, отзывающейся в окрестной долине многоголосным эхом. В результате движения струй воздуха под большим напором образовывался эффект резонанса между скалами. Сама природа как бы способствовала изобретательности людей в поисках самовыражения, когда человек оставался наедине с бурной стихией.
Однажды юноша сидел и издавал звуки, подражая звукам гудения, исходящим из скалы. Ветер донес этот звук до людей и они назвали это пение «хоомей».
В стиле хоомей поют также тувинцы, проживающие изолированными компактными группами на северо-западе МНР.
Тувинский стиль сыгыт, по всей вероятности, произошел от глагола сыгыр — свистеть. Есть существительное сыгыт (свист).
Термин сыгыт означает причитание, плач как производное от этого слова сыгытчы — причитающий или стонущий. Это наталкивает на предположение о прямой вязи тувинского стиля сыгыт с погребальным обрядом, но эта мысль нуждается в научном обосновании.
Наименование стиля эзенгилээр происходит от слова эзенги — стремена и, пожалуй, наиболее точно передает основной смысл и характер его музыки.
При езде на лошади серебряная уздечка, чепрак, приклеенный к седлу, соприкасаясь со стременами, издавали определенный ритмический звук. Для воспроизведения этих звуков всадник должен был занимать определенное положение в седле и ехать иноходь. Стиль эзенгилээр появился как подражание этим звукам.
Название стиля борбаннадыр произошло от тувинского глагола «борбаннат» — перекатывать что-то круглое. Этот стиль имеет ритмические формы.
В отношении же происхождения горлового пения как искусства в целом существует несколько точек зрения. Одна из них — достаточно распространенная — гласит, что в основе сольного двухголосия лежит связь с ламаистской религией. Сначала народ будто бы создал это пение в ламаистких монастырях, но с течением времени оно подверглось песенной переработке и принимало вид вокального искусства. С этим мнением никак нельзя согласиться, так как ламаизм проник в Туву в 17 веке и утвердился как официальная религия тувинцев во второй половине 18 века, то есть намного позднее, чем возникло горловое пение. При таком подходе это искусство упрощается. Феномен этот — не остатки прежних религиозных песен, якобы превратившихся в обрядовый жанр. Гораздо более обоснованным является подход к этому жанру, как к вокальному искусству, создавшемуся в форме лирических, любовных по содержанию текстов песен, не связанных первоначально ни с шаманскими заклинаниями, ни с погребальными обрядовыми действиями.
В отличие от мелодического сольного двухголосия тувинцев, пение тувинских, монгольских или тибетских лам можно охарактеризовать как исполняемое гортанным звуком коллективное гармоническое многоголосие.
Горловое пение является результатом специфического гортанного пения, музыкально-поэтического мышления народа. У тувинцев, например, оно обусловлено безграничной любовью к природе. Поэтому мерой всех вещей и источником вдохновения у древних исполнителей-мастеров являлась природа. Ценность и красота звука измерялась умением передать «живую жизнь» не только путем подражания, но и проникновением в ее сущность.
Эстетическое восприятие тувинцами традиционных звукоподражаний — охотничьих и шаманских, очевидно и легло в основу особого, развлекательного характера бытовых, вокальных и инструментальных подражаний голосам домашних животных, имитации лесных зверей и окружающей природы, не имеющих ни производственной, ни магической функции.
На основе традиционных звукоподражаний развлекательного характера, в которых ярко сказалось свойственное тувинцам обостренное чуткое слуховое восприятие искусно имитируемых голосов зверей и птиц, кличей журавля, гуся сироты, рева быка, заячьего камлания, имитации пения желтогрудой синицы возникло и распространенное в Туве двухголосое горловое пение, при котором у одного исполнителя отчетливо слышны два музыкальных голоса.
Горловое пение с давних времен было одной из традиционных форм музыкального искусства тувинцев и являлось неотъемлемой частью праздников, обрядов быта, нашло яркое отображение в героических сказаниях и сказках тувинского народа, бережно хранимых и передаваемых от поколения к поколению в течение столетий. Так, в сказании «Старик Боралдай, имеющий коня Бока-Шокар» упоминается: «Когда Боралдай заглянул вовнутрь юрты, он увидел золотую царевну…Шестеро девушек вплетали во все косы серебристо-золотые нити, позади три девушки привязывали бусы-украшения, а позади шестеро парней исполняли каргыраа, хоомей, сыгыт».
Если зарождение тувинского героического эпоса некоторые исследователи относят к периоду возникновения ранних форм феодальных отношений в Туве , то есть 6-8 вв., то о времени зарождения и становления горлового пения мы не можем говорить с достаточной уверенностью. Несомненно, традиции этого жанра определились гораздо раньше.
Искусные исполнители горлового пения, как и сказители, являлись хранителями сокровищ народной музыки, поэзии были уважаемыми людьми среди всех социальных слоев и групп населения.

По материалам книги З. Кыргыс «ХООМЕЙ — жемчужина Тувы», Кызыл, 1992 г.

ЧТО НУЖНО ДЛЯ СЕМИНАРА «СВОБОДНЫЙ ГОЛОС».

1. Удобная форма одежды без тугих, давящих деталей (поясов, корсетов и т.д.)

2. Желательно отсутствие тугих украшений в районе шеи, груди, ( цепочек, колье), для женщин – краситься по минимуму.

3. Подстилка, коврик (пенка, покрывало) на котором удобно будет лежать\сидеть..

4. Еда на обед (что-нибудь легкое), горячее питье (термос) для прогрева голосовых связок.

5. Желательно:

— платки, салфетки, полотенца;

— если вы носите контактные линзы – контейнер